19.12.2007

Надо иметь крепкий тыл у себя на родине

Когда мы говорим про компании, которые занимаются разработкой софта, надо понимать, что подобного рода решения требуют очень существенного вложения не только интеллекта, но и трудовых ресурсов. Разработка серьезного решения, например, для автоматизации в банковской сфере, может потребовать ресурсов, которые исчисляются десятками человеко-лет, причем ресурсов достаточно квалифицированных. Эти квалифицированные ресурсы сегодня очень дорого обходятся - тема роста заработной платы в сфере ИТ стала уже как никогда злободневной. Поэтому когда мы говорим о том, что мы, по собственной инициативе, в рамках собственных инвестиций начинаем заниматься разработкой серьезных решений, которые потом хотим вывести на российский и зарубежный рынок, нам хотелось бы рассчитывать на то, что государство окажет нам поддержку. Налоги, которые мы вынуждены сегодня платить, весьма существенны - затраты на оплату труда достигают на сегодняшний день 60-70% бюджета ИТ-компаний. Летом 2006 года был принят федеральный закон № 144-ФЗ "О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации в части создания благоприятных условий налогообложения для налогоплательщиков, осуществляющих деятельность в области информационных технологий". Этот закон, безусловно, носит положительный характер. Но, к сожалению, в ходе принятия этого закона он оброс таким количеством доработок и поправок, что на текущий момент вместо изначально обсуждаемой ставки единого социального налога (ЕСН) на уровне 6%, эти компании получили лишь снижение ЕСН на 7%. Причем для того, чтобы получить право уплаты налога по схеме ЕСН, этот закон предписывает, что 90% бизнеса компании должно лежать в сфере продажи и обслуживания программного обеспечения, и при этом 70% поступать на экспорт. Но ситуация на рынке изменилась, и для успешной работы на экспорт нужно иметь сильные позиции на внутреннем рынке.

На российском рынке конкуренция со стороны западных компаний постоянно усиливается. Это объясняется двумя причинами. Во-первых, западные компании начали проявлять реальный интерес к российскому рынку. Во-вторых, наша страна движется в сторону мирового законодательства. В частности, в банковской сфере три-четыре года назад мы были надежно защищены нашим законодательством, которое не позволяло иностранным компаниям приходить со своими решениями на российский банковский рынок. От них требовалось очень много доработок, надо было заниматься огромной работой по национальной локализации системы, и конкуренция была невысока. Сегодня эта преграда, практически, рухнула, и на российский рынок устремилось множество компаний. Мы не против конкуренции, но дело в том, что те компании, с которыми нам приходится конкурировать, - из Индии, Англии, Швейцарии, Китая - у себя на родине пользуются существенной государственной поддержкой. Если мы у себя дома не будем иметь за спиной такую же поддержку со стороны нашего государства, то мы заведомо окажемся в более слабом положении и можем проиграть эту конкуренцию. А если мы проиграем конкуренцию на российском рынке, то рассчитывать на то, что мы сможем эффективно реализоваться на мировом рынке, уже не приходится. Надо, прежде всего, иметь хороший крепкий тыл у себя на родине.

Есть еще один важный аспект. Часто приходится слышать, что мы проигрываем по кадровым ресурсам для ИТ-отрасли таким многонаселенным странам, как Китай и Индия. На самом деле, дело не только в количестве специалистов, но и в их качестве. Российская высшая школа все еще не смогла перестроиться на потребности современного ИТ-бизнеса. Несмотря на то, что названия специальностей изменились, высшая школа по-прежнему готовит специалистов в сфере кодирования, или программирования. А нам нужны инженеры, которые бы работали в сфере софт-инжиниринга. Таких специалистов на текущий момент у нас фактически не готовят. И объясняется это очень просто: в преподавательской среде нет соответствующих специалистов. Конечно, в России такие специалисты имеются. Но они работают в бизнесе, в ИТ-компаниях - они реализуют себя по специальности, и их нет в высшей школе. А высшая школа - это предмет государственной заботы. С нашей стороны, со стороны этих компаний, мы можем и хотим всячески способствовать перестройке высшей школы в части подготовки более квалифицированных специалистов для ИТ-рынка. В частности, мы - группа компаний "КомпьюЛинк" - в этом году заключили соглашение с факультетом высшей математики и кибернетики МГУ, и будем внедрять там специализированные курсы для магистерской подготовки и переподготовки кадров. Мы готовы всячески идти навстречу, но хотели бы со стороны государства тоже видеть адекватные шаги, которые позволили бы нам реализовать эти программы.

Генеральный директор компании "Кворум" (ГК "КомпьюЛинк") Андрей Виноградов