16.11.2017

Мы научились выполнять энергосервисные контракты, а главное – научились их финансировать!





Генеральный директор ООО «Компьюлинк инфраструктура Тамбовской области» Юрий Данилюк в интервью журналу RBG рассказывает о новых проектах ГК «Компьюлинк», модернизации инфраструктуры в регионах и импортозамещении.

Представьте себе ситуацию, когда в городе, от южных широт далёком, закрывается котельная. Не на летнюю двухнедельную профилактику, а совсем. Так сказать, «наработалась за свою долгую жизнь и уходит на пенсию». Так случилось в городе Котовск Тамбовской области. Но паники в городе нет, и жителей накануне холодов никто эвакуировать не собирается. Почему? Генеральный директор ООО «Компьюлинк инфраструктура Тамбовской области» Юрий Данилюк в беседе с нашим корреспондентом рассказывает об этом и о других проектах своей компании.

IMG_4043.JPG

«Этот инструмент называется – «концессионное соглашение»

В Котовске у нас проект действительно красивый. Местная ТЭЦ свой век отжила и по ряду причин работала в режиме вынужденной генерации – это когда добиться такой себестоимости выпускаемой тепловой энергии, чтобы она устраивала местный комитет по тарифам, а уж тем более – население, невозможно в принципе. ТЭЦ генерировала убытки, которые покрывались за счет областного бюджета Тамбовской области. Понятно, что сложившаяся ситуация не устраивала ни одну из сторон и ее необходимо было менять.

К тому же у нас в стране теперь можно, уведомив за два года местные власти, вывести из эксплуатации любую ТЭЦ, невзирая на последствия. Эта ситуация не единичная, она не только Тамбовской области касается.

Значит, Котовск оставался без отопления. Но ведь, как говорят герои популярного сериала, «зима близко...»

В бюджете ни одного субъекта РФ денег на строительство генерации – а это от пятисот миллионов до 2-3 миллиардов – не предусмотрено никогда. Да и брать их особо негде. Но есть такой инструмент, который называется «концессионное соглашение». Я считаю, что это огромное подспорье для субъектов в части модернизации инфраструктуры. Ни для кого не секрет, что износ этой самой инфраструктуры у нас в стране составляет от 70 до 85 процентов, и государство принятием закона 115-ФЗ «О концессионных соглашениях» всё-таки создало для частных инвесторов механизм, позволяющий получить деньги обратно. И рынок этот стал расти просто по экспоненте! Несколько цифр: если в 2014 году было заключено примерно 70 концессионных соглашений, то в 2015 их было уже 6 тысяч, в 2016-м уже 14. Это в количественном выражении, потому что в деньгах, конечно, всё затмевают масштабные проекты вроде скоростной дороги «Москва – Питер». Но даже если крупные не считать, то всё равно рынок вырос с 7 млрд рублей до 80. За три года! И мы не единственные.

Однако вы в этом участвуете активно?..

Да, на текущий момент мы подписали концессионное соглашение по Котовску на 500 миллионов рублей, у нас приняты частные инициативы по Московской области на общую сумму около 4 миллиардов, мы выиграли конкурс в Пензенской области на обезжелезивание воды на 200 миллионов. Кроме того, в той же Тамбовской области мы планируем работать и дальше: принимаем участие в конкурсе, который сейчас идет в поселке Строитель. Мы думаем, что на следующий год инвестиционный портфель по заключенным договорам у «Компьюлинк Инфраструктуры» будет миллиардов на десять. У нас сейчас, наверное, одна из самых сильных профессиональных команд по концессионным соглашениям. Об этом говорит сам факт, что шесть котельных общей мощностью 100 мегаватт мы в Котовске построили за восемь месяцев. Обычно на это уходит от года до полутора. 


«В СССР про ресурсосбережение не думали»

Значит, теперь в Котовске будет не одна большая на весь город, а шесть мини-котельных в разных микрорайонах?

Их уже тоже не назовёшь – «мини»... Это обычная модульная котельная, в будущем 80 % всего отопления в стране будет построено именно по такому принципу. Потому что нигде в мире вы не найдете страны, в которой тепло генерировалось бы на расстоянии 20 км от потребителя. Это изобретение исключительно Советского Союза, где никогда не учитывали затраты на обеспечение населения теплом. Строились мощности, генерирующие электроэнергию, при этом возникало тепло, которое и «утилизировалось» на отопление. Отсюда эти безумные пролеты – 20 км магистрали, отсюда довольно высокие тарифы на тепло. Мы, как страна, все равно придем к тому, что будут распределенные источники энергоресурсов – тепла или электричества.

Второй бич нашей инфраструктуры – та схема, при которой завод отапливается от ТЭЦ. Нигде в мире производственные предприятия не отапливаются водой. Потому что инерционная система – это очень дорого. Во всем мире предприятия используют так называемые безынерционные системы. И не надо говорить, что в России холодно! В Швеции тоже холодно, и в Финляндии, и в Канаде. Просто, когда в 30-х годах строили инфраструктуру, не было таких технологий, как сейчас. Это, во-первых, а во-вторых – мы никогда про ресурсосбережение не думали.

Ситуация меняется?

Сейчас мы приходим к тому, что начинаем учитывать себестоимость электроэнергии даже в цене построенного бомбардировщика и т.п. А в 50-60-х годах таких вопросов никто никому никогда не задавал.

Что же касается работы «Компьюлинка» в Котовске, то в концессионное соглашение входят сами котельные, автоматизация и замена участков тепловых сетей там, где это необходимо. Плюс модернизация тепловых пунктов. Но понятно, что в ходе эксплуатации мы эти сети будем менять и дальше. Плановая цифра по ремонту сетей – четыре процента в год. Я думаю, что за десять лет сети в Котовске поменяем полностью.

То есть осенью тепло в домах будет? Жители Котовска не почувствуют, что ТЭЦ у них в городе больше не работает?

Я думаю, что почувствуют. Но в другом смысле: резко повысится качество горячего водоснабжения и отопления, потому что тепловые пункты у нас теперь – погодозависимые, регулируемые, а значит, включать отопление мы можем, не только когда на улице уже десять дней стоит мороз. И при минус 40 в квартирах не будет всего +15. Автоматизация приводит к тому, что достигается стабильность в отоплении каждого конкретного дома.

А какое оборудование вы ставите на модернизируемых объектах? Ведь ещё недавно было принято гордиться импортным, теперь – «импортозамещённым»...

К вопросу оценки оборудования мы подходим очень тщательно, и на текущий момент в том, что касается котельного оборудования, считаем, что российское импортному не уступает. И раз уж есть у нас российский производитель, то нет смысла подкармливать производителей немецких. Мы все-таки за страну и понятно, что при наличии российского оборудования мы его купим.

Если оно не хуже по качеству?

Да. Мы же проводили тесты, замеры, сравнения в эксплуатации и по котельному оборудованию пришли к выводу, что, начиная со следующего проекта, «Компьюлинк» однозначно будет использовать оборудование российское. Что же касается насосов и горелок, то здесь ситуация гораздо более сложная. Горелок надлежащего качества мы пока не нашли. Может быть, кто-то из российских производителей горелочных устройств будет читать интервью – мы будем крайне рады их видеть! Но пока используем итальянские и немецкие. Что касается насосов – ситуация примерно такая же. Цена не является показателем качества и надежности в эксплуатации, и, к сожалению, наши европейские друзья пока у российских производителей выигрывают.

Но, повторюсь, что с большим удовольствием познакомимся с отечественными производителями. Это касается и энергосервисных наших контрактов, когда мы для их исполнения ищем оборудование. Приведу в пример, один наш контракт: половина оборудования была итальянская, половина – русская. За четыре года из итальянского оборудования не сломалась ни одна единица, из российского – вылетело шесть мегаватт. При таких раскладах по обслуживанию цена уже не имеет значения.

IMG_4040.JPG

«Рынок модернизации коммунальной инфраструктуры – просто огромный!»

Компания «Компьюлинк», насколько известно, начиналась, как производитель компьютерного оборудования, то есть, можно сказать, ассоциировалась с офисами, с «белыми воротничками». И вдруг...

Вы хотите услышать, как нас от компьютеров занесло в ЖКХ?

Да, мужики в засаленных штанах, латающие очередную дыру в прогнившем трубопроводе, и компьютерщики... Это, кажется несколько разными сферами.

Всё на самом деле достаточно просто. ГК «Компьюлинк» – компания большая, ей уже 24 года. Помимо прочего, мы – одни из довольно большого количества участников строительства Центров обработки данных (ЦОД). Когда мы начали их строить, логичным образом появилась инфраструктура. А именно – прецизионное охлаждение, различная инженерная начинка, источники бесперебойного питания. Следом – ремонт зданий и сооружений, где это всё размещалось. Когда мы построили довольно много различных ЦОД, выяснилось, что инженерная инфраструктура зданий ничем от них особо не отличается. А потом, когда был принят 261-ФЗ «Об энергосбережении...», мы, скажем так, «посмотрели на него очень заинтересованно», потому что понимали, что потенциал по экономии энергоресурсов в нашей стране не просто большой – огромный! Мы начали примериваться к энергосервисным контрактам –это когда мы строим инфраструктуру, а заказчик из сэкономленных денег с нами расплачивается. Мы эти контракты научились выполнять, а главное – научились их финансировать. Одни из немногих. Пару лет назад РБК признало нас лучшей энергосервисной компанией в стране.

Но вы решили на этом не останавливаться…

За это время мы научились строить котельные и газо-поршневые установки, децентрализовывать промышленные компрессора. Много чему научились. А оттуда до концессии – просто шаг. К тому же мы очень хорошо проектируем перевооружение промышленных предприятий. В частности, мы выполняли проект по перевооружению судостроительного завода «Янтарь», проект по модернизации всего электро-технического комплекса завода «Энергомаш» в Химках, делали энергосервис для «НПО Лавочкина»... У нас довольно большой опыт. Энергосервис и концессия – они очень близки. Просто в первом случае мы строим, и потом пять лет получаем свои деньги. А во втором – строим, никаких денег не получаем, но 25 лет эксплуатируем. В первом случае с нами делятся экономией, во втором случае мы себе забираем деньги за сбыт тепла, электричества, воды...

В Тамбовской области мы нашли понимающих и надежных партнеров. Игорь Николаевич Кулаков – вице-губернатор, ответственный за ЖКХ, – человек переживающий. Область в передовиках по получению софинансирования из Фонда содействию развития ЖКХ и из других всевозможных источников. Поэтому мы планируем участвовать здесь в ближайшее время и в других проектах. Вообще, я думаю, что в любом субъекте РФ потребности в модернизации – миллиарда на два в год.

То есть, поле для деятельности – огромное; есть, где развернуться?

Вообще рынок модернизации коммунальной инфраструктуры разными экспертами оценивается примерно в семь триллионов рублей. Это больше, чем рынок IT, примерно раз в сто...

Полный текст интервью по ссылке.